Неофициальный портал ГМЗ «Ораниенбаум» и г. Ломоносова

Очерк о революционном прошлом Ораниенбаума

К началу 1917 года Ораниенбаум был заштатным городом Петергофского уезда. Из одиннадцати волостей, входивших в этот уезд, была и Ораниенбаумская, связанная с городом тесными экономическими узами.

Нужно сказать, что границы Ораниенбаума были теснее, чем у нынешнего Ломоносова. Территория на восток от городских ворот, где теперь улица Красного Флота, находилась в подчинении волости.

За пределами города имелись довольно крупные предприятия, такие, как Ольгинский лесообрабатывающий и Калищенский стекольный заводы. Строилась Копорская железная дорога. и в самом Ораниенбауме работали небольшая лесопилка, электростанция, мельница. Но рабочие этих мелких, полукустарных предприятий, разобщенные нуждой, не играли в жизни города серьезной роли. Общественную жизнь его определяли мелкая и средняя буржуазия, купцы, трактирщики, чиновники дворцового ведомства, а также многочисленные служащие и отставные офицеры.

Крестьянство Ораниенбаумской волости страдало от безземелья или перебивалось на клочках небольших наделов, будучи не в состоянии прокормиться. По статистическому сборнику в Петергофском уезде той поры 52,6 процента пахотной земли принадлежало 180 помещикам, а остальное приходилось на 13 300 хозяев-крестьян.

Административную власть в уезде осуществлял Петергофский земский начальник. Органы самоуправления ведали только местными хозяйственными делами. В земском собрании и его управе властвовали крупные помещики.

Важным фактором всей общественной жизни Ораниенбаума являлись многочисленные гарнизоны, расположенные как в городе, так и на территории волости. Так, например, в Ораниенбауме был тогда расквартирован Первый пулеметный запасный полк — свыше 15 тысяч солдат и офицеров, вооруженных сотнями пулеметов. Была в городе и офицерская стрелковая школа.

Еще задолго до Февральской революции большевики вели пропаганду среди солдат и рабочих Ораниенбаума и волости. В городе существовал марксистский кружок, в который входили слесарь оружейных мастерских Н. А. Певзнер и петроградские рабочие Э. П. Матисон и Н. Н. Молодцов. Кружок этот был разгромлен, а трех товарищей сослали в Сибирь.

В пулеметном полку и в школе оружейных мастеров работали мобилизованные в годы Первой мировой войны высококвалифицированные петроградские рабочие, прошедшие серьезную школу политической борьбы. В их числе были путиловские рабочие И. И. Газа и И. В. Огородников, а также И. Е. Егоров и М. А. Лебедев с вагоностроительного завода. Они поддерживали тесную связь с Петроградским комитетом РСДРП(б) и возглавили солдат когда настал час расплаты с царизмом.

И. В. Огородников 25 февраля доставил в Ораниенбаум воззвание Русского бюро РСДРП(б) к революционным массам, и в тот же день солдаты пулеметного полка читали сообщение о февральских событиях в Петрограде. 26 февраля правительство попыталось использовать войска для расправы над революционным пролетариатом и потребовало направить две роты 1-го пулеметного полка из Ораниенбаума в Колпино, якобы для охраны Ижорского завода Но солдаты ехать туда отказались.

День 27 февраля прошел в напряженном ожидании. Солдаты волновались. Вскоре по Ораниенбаумскому гарнизону разнеслась весть, что одна из рот 2-го пулеметного полка в Стрельне восстала, захватила склад с оружием, и к восставшим вскоре присоединились и другие воинские части.

Напрасно офицеры Ораниенбаумского гарнизона отговаривали своих солдат от выступления. Собравшиеся на плацу перед казармой солдаты 1-го пулеметного полка приняли решение идти на помощь восставшему Петрограду.

Вечером 27 февраля власть в Ораниенбауме перешла в руки революционного гарнизона. К вокзалу потянулись колонны Первого пулеметного полка, школы мастеров оружия, авиа-роты, школы прапорщиков. По ним открыли огонь офицеры-монархисты. Появились первые убитые и раненые.

Солдаты захватили вокзал. Однако опасаясь, что контрреволюционеры могут подстроить им катастрофу, около семисот вооруженных пулеметчиков направились к Петрограду пешком. Чтобы преградить им дорогу, командование Петергофского гарнизона выслало им навстречу юнкеров, но после первых же выстрелов те разбежались.

В Петергофе к ораниенбаумцам присоединились солдаты 3-го пехотного запасного полка, а в Стрельне и Лигове — отдельные роты 2-го запасного пулеметного полка. Ранним утром 28 февраля у Нарвской заставы все они побратались с путиловскими рабочими.

В начале марта в Ораниенбауме возник временный комитет общественной безопасности. В него вошли представители нескольких партий. Вопросы коммунального хозяйства по-прежнему оставались в ведении городской ратуши.

Опорой контрреволюции в городе стали организованные здесь милицейские отряды, в составе которых было много обывателей, бывших офицеров, гимназистов.

В середине марта 1917 года в Ораниенбауме создаются первые большевистские организации. Особенно активно работали ячейки железнодорожников, созданные Э. П. Матисоном и вернувшимся из ссылки Н. Н. Шишковым, Первого пулеметного полка и пулеметчиков-кольтовцев.

Инициативу создания Совета в Ораниенбауме взяли на себя солдаты-большевики. Вначале, еще в марте, были избраны в частях армейские комитеты и депутаты в Петергофский совет. Были организованы профессиональные союзы. Вскоре гарнизонные собрания в Ораниенбауме были преобразованы в Советы солдатских депутатов.

В апреле возник единый Ораниенбаумский совет рабочих и солдатских депутатов.

В городе в то время существовали довольно сильные эсеровские и меньшевистские организации. Благодаря поддержке мелкобуржуазных слоев населения, а также некоторой части рабочих и солдат, плохо разбиравшихся в политике различных партий, им удалось захватить большинство мест в Ораниенбаумском совете.

Наиболее прочным влияние большевиков было в Первом пулеметном полку. Здесь часто проходили митинги. Проводились они в манеже Офицерской стрелковой школы. На митинги приезжали представители Петроградского комитета РСДРП большевиков. Но бывали на них и выступали лидеры различных меньшевистских и эсеровских организаций.

Все попытки Временного правительства в период подготовки на фронте июньского наступления раздуть в массах шовинистические настроения не увенчались успехом. Несмотря на уговоры меньшевиков и эсеров, солдаты

Первого пулеметного полка приняли решение принять участие в демонстрации под большевистскими лозунгами.

О событиях в Петрограде и о расстреле демонстрации, организованном Временным правительством, в Ораниенбауме стало известно 3 июля в четыре часа дня. Собравшиеся на митинг солдаты высказались за участие в выступлении и делегировали в Петроград А. И. Тарасова-Родионова, Е. И. Спеца и еще нескольких большевиков. Они побывали на заседании военной организации при ЦК РСДРП(б) и узнали там о решении выступить на демонстрации с оружием в руках.

Ночью Е. И. Спец передал в Ораниенбаум телефонограмму — вызов в Петроград третьего батальона пулеметного полка. Утром четвертого июля, несмотря на уговоры офицеров, солдаты гарнизона по железной дороге отправились в столицу. Затем через Ораниенбаум проследовали в Петроград и группы солдат с форта Алексеевского (Красная Горка), матросов из Кронштадта.

Оставшиеся в Ораниенбауме солдаты, рабочие железной дороги, электростанций и других предприятий вышли на демонстрацию с требованиями справедливого мира, передачи власти Советам. Соглашатели — члены исполкома Ораниенбаумского совета — были арестованы.

5 июля Временное правительство постановило расформировать воинские части, принявшие участие в июльских демонстрациях в Петрограде.

Вскоре в Ораниенбаум приехала особая следственная комиссия. Город оцепили конные казачьи части. Первый пулеметный полк и Ораниенбаумская стрелковая школа были расформированы, активные участники и организаторы демонстраций были брошены в тюрьмы, а остальные отправлены на фронт. Всех унтер-офицеров разжаловали в рядовые.

На квартирах многих большевиков были произведены обыски. После расформирования пулеметного полка в городе остались лишь небольшие воинские подразделения.

Неблагоприятные условия сложились для ораниенбаумских большевиков.

Городской комитет РСДРП(б) прекратил свое существование. А Городской совет, в котором хозяйничали меньшевики и эсеры, фактически потерял власть. Вся его деятельность сводилась к непрерывным заседаниям, принимавшим резолюции с осуждением «бунтовщиков», к обещаниям подчиняться решениям соглашательского ВЦИКа.

Совет и Городская дума, возглавляемые кадетом И. Н. Вититневым, поощряли контрреволюционную агитацию в городе.

Однако вскоре растерянность первых дней прошла, стала налаживаться полулегальная деятельность большевиков. Оставшимся в городе Н. Н. Шишкову, Н. Е. Баранову и Н. С. Василькову удалось восстановить связи с петроградским комитетом РСДРП(б). Вновь развернулась пропагандистская работа среди рабочих железной дороги, электростанции, другими предприятий города.

Накануне Октябрьского вооруженного восстания в Петергофском уезд были восстановлены организации РСДРП(б) — в Петергофе, Ораниенбауме, в Ропше, в Калище. Количество членов партии превысило 300 человек. Деятельность большевиков в те дни протекала под знаком борьбы с кадетами меньшевиками и эсерами.

Недовольство широких слоев трудящегося населения политикой Временного правительства с каждым днем росло. Не хватало продовольствия, топлива. Меры, принимаемые земством для исправления положения, результатов не приносили. В этих условиях попытки Временного правительства обмануть массы путем созыва 14 сентября 1917 года Всероссийского демократического совещания и образования предпарламента провалились.

Волнения происходили на Ольгинском лесообрабатывающем и на Калищенском стекольном заводах. Бастовали ораниенбаумские железнодорожники. Строители Копорской железной дороги 15 сентября сформировали отряд Красной гвардии и взяли управление в свои руки.

В октябре на Калищенском заводе возникла первая в волости молодежная организация — Социалистический Союз рабочей молодежи.

В двадцатых числах октября в Петергофе местные большевики организовали отряд Красной гвардии. Такие же отряды возникли в эти дни на железной дороге, на мельнице, на Ольгинском лесообрабатывающем заводе. Штаб последнего помещался в доме № 18 по Еленинской улице. Партийные ячейки воинских частей снабжали красногвардейцев оружием. В городе настали тревожные дни в канун Октябрьского восстания.

24 октября 1917 года по вызову Керенского две роты Ораниенбаумской школы прапорщиков пытались обходным путем прорваться к Петрограду. Но в Стрельне их задержали и разоружили солдаты Второго пулеметного запасного полка.

Вечером 25 октября по приказу Н. И. Подвойского седьмой отряд кронштадтских моряков высадился в Ораниенбауме на берегу Пароходного канала. Моряки заняли железнодорожный вокзал, обезоружили курсантов офицерской стрелковой школы, конфисковали пулеметы и боеприпасы.

Оставив в Ораниенбауме сто человек для охраны города и вокзала, отряд поездом отбыл в Петроград. В результате дружных действий революционных солдат и рабочих, при помощи кронштадтских моряков железнодорожная линия Ораниенбаум—Петроград менее чем за двое суток была занята революционными войсками.

Вместе с трудовым людом всей страны рабочие, солдаты и крестьяне Ораниенбаумской волости одобрили декреты, принятые Вторым Всероссийским съездом советов. Земские собрания волости устанавливали контроль над имениями, принимали меры по охране ценностей, сосредоточенных в бывших загородных усадьбах сбежавшей знати.

В ноябре 1917 года по требованию строителей Копорской железной дороги ВЦИК передал ее в ведение Народного комиссариата путей сообщения. В это же время управление Ольгинского лесообрабатывающего завода, владелец которого сбежал, перешло к рабочему комитету. Засевшие в Ораниенбаумском совете меньшевики и эсеры всячески поощряли саботаж местных контрреволюционеров. В этих условиях большую работу приходилось вести ораниенбаумским большевикам.

К концу ноября Петроградский комитет РСДРП(б) послал в Ораниенбаум рабочего Н. А. Повзнера и бывшего моряка-балтийца члена Кронштадтского комитета М. А. Черникова. Командировочное удостоверение, которым Черникову предписывалось «продвижение грузов», стало официальным поводом для появления его в Ораниенбауме.

Вместе с местными большевиками Н. Е. Барановым, Н. Н. Шишковым Черников создал бюро по организации Ораниенбаумского городского комитета РСДРП(б). В середине декабря семнадцатого года на собрании большевиков и сочувствующих железнодорожного узла, Ольгинского лесообрабатывающего завода и других предприятий был избран Ораниенбаумский городской комитет РСДРП(б), председателем которого стал М. А. Черников.

Вскоре после победы Великой Октябрьской социалистической революции старый соглашательский Ораниенбаумский городской совет самораспустился.

12 декабря по инициативе коммунистов собрались представители лесопильного завода, железнодорожных служащих, команды городской милиции, морской учебной команды и других предприятий и учреждений, которые избрали исполнительный комитет Ораниенбаумского совета в новом составе. Председателем его стал беспартийный инженер-путеец Северо-Западной (ныне Октябрьской) железной дороги А. И. Рощин.

На следующем общем собрании Ораниенбаумского совета рабочих и солдатских депутатов, состоявшемся 15 декабря, было принято обращение к жителям города.

«В дни смуты, — говорилось в документе, — в дни каледино-кадетовских посягательств на плоды революционных завоеваний трудового пролетариата, в дни всеобщей разрухи благодаря предательству, саботажу буржуазных слоев населения вторично возрождается в городе Ораниенбауме Совет рабочих и солдатских депутатов.

Товарищи, граждане, кому дорога свобода, кто близок по мысли к идеям социализма, к лозунгам всеобщего равенства и братства народов, все устремляйтесь под Красное знамя Совета... Да здравствует социализм, да здравствует процветание и благосостояние города! Ораниенбаумский совет Р. С. депутатов».

На собрании определяется численность исполкома — 12 человек. Распределяются места по фракциям: большевикам — семь, социалистам-революционерам — четыре, беспартийным — одно место. Принимается инструкция по ведению заседаний Совета, в которую записывается, в частности, что заседание правомочно решать вопросы при наличии на нем двух третей членов исполкома.

По вопросу о политической платформе Совета было предложено две резолюции — большевистская и эсеровская. Прошла большевистская с некоторыми дополнениями и поправками. Вот ее содержание: «Вновь организованный Совет рабочих и солдатских депутатов города Ораниенбаума и его окрестностей приветствует верховную революционную власть — Всероссийский Совет солдатских и рабочих депутатов в лице Совета народны комиссаров в борьбе за демократический мир, землю, хлеб, свободу...».

На очередном заседании Совета был избран исполнительный комитет из 12 человек. Председателем исполкома утверждается член РКП Э. П. Матисон. Избираются комиссии — продовольственная, общественно безопасности и культурно-просветительная. Принимается постановление перейти из помещения клуба «Земля и воля», в котором временно размещался Совет, в здание городской управы.

На заседании Совета 11 декабря заслушивается информация А. И. Рощина о получении из Петропавловской крепости 1150 винтовок, 90 револьверов и 18 тысяч патронов, а также трех тысяч рублей денег на организации работы Совета.

Было организовано бюро по борьбе с контрреволюцией, возглавил которое А. И. Рощин. 3 января 1918 года на заседании Совета утверждается штат Красной гвардии. Совет рабочих и солдатских депутатов переименовывается в Совет солдатских, рабочих и крестьянских депутатов. Впоследствии принимается решение о конфискации и пуске в работу паровой мельницы Петрова, а также о передаче частной бани в распоряжение особой комиссии.

По решению Совета два члена исполкома командируются в Тамбовскую губернию, где для Ораниенбаума было выделено 20 вагонов хлебопродуктов. Проводится перепись детей до трехлетнего возраста на предмет снабжения их продовольствием.

Все эти первоначальные меры Совета находят одобрение у трудящихся Ораниенбаума. Так, например, ломовые и легковые извозчики, составлявшие в то время особую «касту» городского населения, на своем собрании 23 января 1918 года постановили «выразить свои искренние пожелания Совету и чувства своего глубокого расположения, поддерживать его как борца за лучшие идеалы трудового народа».

Но то, что вызывало одобрение трудящихся, не удовлетворяло эсеровских представителей в Совете и вызывало на заседаниях бесконечные словесные баталии. Председатель Совета Александр Рощин, политические взгляды которого были довольно хаотичны, не смог разобраться в создавшейся обстановке. В этой связи по решению городского комитета РКП(б) в январе 1918 года в Совет был направлен Михаил Андреевич Черников. По его воспоминаниям сделано это было по личной просьбе самого Рощина «...направить в Совет в качестве депутата одного из членов городского комитета». С появлением Черникова работа Совета значительно активизировалась. К тому же исполком возглавил старый опытный коммунист Эдуард Петрович Матисон.

В феврале изменился количественный состав Совета, он пополнился новыми депутатами. В связи с этим 15 февраля избирается новый исполком из 22 человек. Членами исполкома были избраны многие коммунисты. и в их числе Матисон, Черников, Васильков и другие. Но новый исполком Совета, председателем которого стал один из левых эсеров, не смог с должной оперативностью решать стоящие перед ним задачи.

Коммунисты Совета потребовали новых выборов, которые и были проведены в марте 1918 года. Избиратели пополнили состав Совета новыми представителями РКП(б). Вошли в него Н. Шишков, М. Черников, Э. Матисон, братья Николай и Георгий Васильковы. Председателем Совета в этот раз был выдвинут коммунист М. Черников, председателем исполкома стал беспартийный А. Рошин.

И все же плодотворной работе Совета мешало установившееся в городе двоевластие. Рядом с Советом, в одном с ним здании, заседали и старая дореволюционная дума и городская управа, державшие в своих руках вопросы снабжения города, значительную часть денежных средств и продовольствия. Коммунисты — депутаты Совета — понимали, что так продолжаться дальше не может. Было принято решение упразднить думу. О том, как это случилось, вспоминает М. Черников.

«Однажды в марте к 9 часам вечера я, как председатель Совета, был приглашен на заседание думы. Со мной были еще Васильков, Матисон и Шишков. Заседание думы было в разгаре: ораторы один за другим стремились доказать, что работе думы и управы мешает Совет. Около двух часов ночи слово было предоставлено председателю Совета... В своей речи он заявил... двоевластия не будет. Совет этого не допустит. С сегодняшнего дня решением Совета объявлены дума и управа распущенными ».

Утром все продовольственные склады города были взяты под охрану Совета. В банке были опечатаны денежные средства думы. В тот же день исполком Совета на заседании одобрил решение о роспуске думы и управы.

Перед Советом, ставшим теперь единственным хозяином города, обладающим политической и экономической властью, встали серьезные организационно-хозяйственные задачи.

Тяжело было в Ораниенбауме с продовольствием. Хлебный паек к тому времени был снижен еще вполовину и составлял всего четверть фунта в день на человека. Было это вызвано тем, что на всю Петроградскую губернию было отпущено всего 14 вагонов хлеба. Кроме хлебного пайка иногда выдавались в очень ограниченных количествах пшено, чечевица, селедка. Жиров и сахара почти не было.

И в то же время в руках местных купцов и трактирщиков находились значительные запасы припрятанного продовольствия. Необходимо было его найти и изъять. Так, например, у купца Полисадова обнаружили и изъяли довольно значительные запасы продуктов и дефицитных промышленных товаров.

Были приняты меры для борьбы с «мешочниками». На железнодорожном вокзале дежурили специальные заградотряды, не допускавшие вывоза продуктов из Ораниенбаума. В целях борьбы со спекуляцией были установлены твердые цены на молоко, мясо, картофель и другое продовольствие.

В самое тяжелое время на помощь Ораниенбауму не раз приходил Кронштадт. Так, например, 25 апреля 1918 года Ораниенбаум получил оттуда, кроме другого продовольствия, 500 пудов сахара и 1000 пудов квашеной капусты.

Петроградский совет, где сохранились денежные средства бывшего уездного города, выделил Ораниенбауму деньги на закупку картофеля у местных крестьян. В бывшем имении герцога Мекленбург-Стрилецкого тогда создали молочную ферму. Около 20 коров, содержавшихся здесь, давали в день до 4200 бутылок молока, которое шло детям и больным.

Под городом существовала еще одна ферма в имении нидерландского посланника фон дер. Польса. Молоко здесь тоже было взято на строжайший учет. Десять литров его ежедневно направлялось в посольство, а остальное реализовывалось в Ораниенбауме по установленным ценам.

Весной 1918 года всему населению Ораниенбаума было предложено обработать под огороды свободные участки земли. Тогда и возникли артели огородников на Иликовских местах. Был проведен учет всех жителей города, продукты распределялись по категориям работающих. Для буржуазии ввели трудовую повинность.

Город был разбит на девять районов. Восьмого апреля в его административные границы включаются Троицкая (ныне Красная) Слобода и Иликовские места (ныне центр улицы Красного Флота).

В районах действовали избранные населением комитеты. Они, выполняя функции теперешних домоуправлений, занимались, кроме того, такими политическими мероприятиями, как выдвижение депутатов в Совет.

На выборах в Ораниенбаумский совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов в декабре 1918 года один депутат избирался от 50 избирателей работающих на производстве, и один от ста избирателей — военнослужащих и жителей города. Разношерстным был состав Совета. Преобладали в нем военнослужащие — солдаты и матросы, делегированные различными воинскими частями.

Члены Совета часто отзывались до очередных выборов, партийная организация направляла на фронт лучших своих представителей. В воинских частях находилось немало представителей различных соглашательских партий, в основном эсеров — выходцев из мелкой буржуазии, кулацких сынков окопавшихся в тыловых частях армии и флота. Левые эсеры в то время был к в Ораниенбаумском совете довольно сильной фракцией. Острый инцидент произошел по их вине на общем собрании Совета второго апреля. Когда Совет не принял их резолюции, эсеры постановили, отказавшись от должностей членов исполкома, оставаться простыми депутатами вплоть до переизбрания всего Совета.

В ответ на это фракция большевиков в Совете «выразила порицание левым эсерам, ушедшим со своих постов в минуту напряженной работы».

Было принято решение утвердить состав Военного отдела исполкома, куда вошли от большевиков членами — Финарти, Скрипчук, Матисон и кандидатами — Шишков и Малышев.

Бурно проходили и выборы на Петергофский уездный съезд Советов шестого апреля. От большевиков тогда был избран Асанович, от левых эсеров — Романовский. Финарти выступил тогда с заявлением от имени фракции большевиков. Он предложил Романовскому «снять с себя представительство из уездного съезда и члена Совета, а также не принадлежащую ему форму матроса Красного флота». Романовский сдался, и пришлось эсеровской фракции выбрать на съезд другого депутата.

На заседании исполкома девятого апреля левые эсеры вновь отказались делегировать своих представителей в исполком. В ответ фракция большевиков пополнила исполком четырьмя членами и указала левым эсерам, что «...согласно декрета Народных комиссаров все Советы будут с первого мая переизбраны».

Ввиду того, что эсеры покинули исполком, а товарищ председателя исполкома и секретарь были эсерами, большинством голосов представителей РКП(б) товарищем председателя и секретарем исполкома избираются большевики Финарти и Кулаков.

На этом, однако, борьба с эсерами в Совете не кончилась. Они продолжали саботировать все его мероприятия. Окончательный разрыв с левыми эсерами как организацией произошел на четвертом чрезвычайном уездном съезде Советов 25—26 июня 1918 года. Эсеры тогда демонстративно покинули съезд, а оставшиеся делегаты признали съезд полномочным, избрали новый исполком уездного Совета и четырех делегатов на пятый Всероссийский съезд Советов. В их числе был и ораниенбаумец М. А. Черников.

Важной стороной деятельности Совета являлась работа по укреплению Красной Армии. В марте 1918 года проходила запись добровольцев. Ораниенбаумский совет сформировал два добровольческих батальона, которым передали имущество бывшей Офицерской стрелковой школы.

25 апреля, используя тяжелое продовольственное положение, контрреволюционеры, возглавляемые Самбиным и Павловым, спровоцировали в Петергофе уличные беспорядки. Получив сообщение об этом, ораниенбаумский исполком срочно вызвал в город калищенский и ораниенбаумский отряды. Оба отряда и весь исполком во главе с Черниковым выехали в Петергоф и арестовали там зачинщиков беспорядков.

С созданием Военного отдела исполкома от 9 мая штаб Красной Армии переименовали в отряд Красной Армии города Ораниенбаума, а Военному отделу поручили реорганизовать «Красную Армию по принципам, провозглашенным на состоявшейся областной Северной конференции РКП(б)».

В мае решением горкома и городского Совета в Ораниенбауме организовываются курсы по подготовке командного состава Красной Армии по программе командиров взводов. Они получили название Ораниенбаумских пулеметных советских командных курсов. Комиссаром курсов был назначен М. А. Черников, а его помощником — преподаватель школы Билло.

В мае 1918 года состоялись очередные выборы в Ораниенбаумский совет. Председателем Совета вновь стал М. Черников, председателем исполкома — Э. Матисон, товарищем председателя — Финарти.

В Совете упраздняется солдатская секция. Избираются комиссии: бюджетная, врачебно-санитарная, общественного питания и другие. Новый состав Совета вскоре проводит целый ряд важных мероприятий. Конфискуются и передаются в ведение культурно-просветительной комиссии кинотеатр, приют, ясли, родильный приют. Троицкая богодельня и Дом призрения передаются в ведение комиссии социального обеспечения.

Согласно Декрету Большой дворец был передан в ведение Ораниенбаумского совета. Конфискуется гостиница «Венеция», и в помещении ее открывается общественная столовая. В городе открываются нотариальная контора, комиссионный магазин.

Постановлением квартирной комиссии проводится регистрация всех свободных квартир буржуазии, берется на учет беднейшее население. Наиболее нуждающиеся рабочие переселяются из подвалов в высвободившиеся квартиры. В школах для учащихся организуются горячие завтраки.

Лето 1918 года принесло с собой опасность эпидемий тифа и холеры. В связи с этим на вокзале Ораниенбаума организуется санитарно-врачебный пункт. Пришлось построить специальный холерный барак, ввести пропуска на въезд и выезд из Ораниенбаума.

В августе Ораниенбаумский полк, возникший на базе здешнего отряда Красной Армии, переводится в Петрозаводск, что осложнило охрану Ораниенбаума. Тогда принимается решение увеличить численность наружной охраны. К несению караульной службы привлекаются рабочие Ольгинского завода. Устанавливается дежурство членов Совета в его здании.

Набатом пронеслась по Ораниенбауму весть о зверском злодеянии эсеровских прихвостней — о покушении на вождя Советского государства Владимира Ильича Ленина.

На заседании Ораниенбаумского совета пятого сентября по докладе Черникова принимается резолюция в связи с покушением на В. И. Ленина убийством Урицкого. «Слишком много до сих пор говорили слов, но не приводили их к исполнению. Теперь период слов кончен, мы переходим к делу. На черный террор белогвардейцев, буржуазии и социалистов-предателей мы отвечаем красным массовым террором ».

Совет пополняется новыми членами от авиационного отряда, телефонист станции и комитета Копорской железной дороги.

На заседании исполкома десятого сентября принимается решение об организации продовольственного отряда в Тамбовскую губернию. Комиссаром его назначается Э. Матисон, а председателем исполкома на его место выдвигается Георгий Васильков.

24 октября 1918 года на заседании Ораниенбаумского совета проходят выборы делегатов. На Всероссийский чрезвычайный съезд Советов делегатом избирается М. Черников, на Петергофский уездный — Н. Певзнер.

Празднование первой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции в Ораниенбауме прошло организованно. Состоялась демонстрация под большевистскими лозунгами. часть членов Городского совета была приглашена на праздник в Петроград.

После выборов в Совет шестого декабря 1918 года созывается его очередное заседание. С отчетом о работе старого Совета выступает М. Черников. Принимается предложение о новой организации работы Совдепа: вместа существовавших до этого комиссий создаются отделы.

Заведующему отделом, назначенному исполкомом и утвержденному Советом, предоставляется право кооптировать в отдел необходимых ему ближайших помощников, а также менять работников, которые окажутся «...не на высоте своего положения».

Исполком избирается в следующем составе: Черников, Певзнер, Шишков, Верхотуринская, Федор Васильков, Георгий Васильков, Волков, Земкин и Батурин. Реорганизация органов Совета не прошла без протестов. Фракция анархистов заявила, что «...вошедшие в Совдеп анархисты... просят сообщить, что в вопросах политических голосовать во время собрания Совдепа не будут, не признавая права политического большинства, но в вопросах экономических и защиты революции в голосовании участвуют».

На заседании исполкома Совета девятого сентября было избрано руководство исполкома и назначены заведующие отделами. Принимается резолюция, в соответствии с которой все коммунисты и сочувствующие им, а также члены других организаций, стоящих на платформе Советов и защиты революции, в возрасте до 50 лет объявляются военнообязанными. По первому призыву исполкома, говорится в этом решении, они с оружием в руках должны быть готовыми к походу.

В середине декабря в районах города проводятся выборы народных судов.

Предоставление заведующим отделами широких прав и возложение на них полной ответственности за порученное дело вызвало у некоторых работников недовольство. Поэтому на заседании исполкома 17 декабря был заслушан доклад заведующего продовольственным отделом Н. Шишкова. Принято постановление:

«Ввиду того, что многие служащие советских учреждений до сих пор, несмотря на два года рабоче-крестьянского социалистического строя, не поняли работы, бюрократически признают постановления Совдепа от шестого декабря сего года о положении отделов, признать предписание комиссара продовольствия правильным. Очищение им вверенного отдела от ненужных работников считать правильным».

18 декабря 1918 года постановлением Ораниенбаумского комитета партии Н. Певзнер, как опытный коммунист, рекомендуется на одну из ответственных фронтовых должностей. На его место заведующего отделом народного хозяйства назначается Э. Матисон. 24 декабря товарищем председателя исполкома (этот пост тоже занимал Н. Певзнер) становится Георгий Васильков.

Исторически установлено, что в 1918—1919 годах в составе Ораниенбаумского совета и исполкома работали три брата Васильковых — коммунисты, сыновья ораниенбаумского дворника с Софийской улицы. Разными путями пришли в революцию братья: рабочий Николай, матрос Георгий и штабс-капитан Федор, но все они верно и до конца беззаветно служили делу трудового народа.

В сложных условиях пришлось работать в первые годы советской власти Ораниенбаумскому совету рабочих и солдатских депутатов, возглавляемому коммунистами. Создалось тяжелое политическое и экономическое положение в стране, наблюдался явный и скрытый саботаж некоторых политических партий и особенно левых эсеров, царила разруха, началась Гражданская война. и все-таки Совет проделал за короткое время довольно большую организаторскую работу.

В архивах сохранился отчет городского исполкома, датированный 29 августа 1919 года. В исполкоме в то время было создано и действовало несколько отделов: экономический, народного образования, социального обеспечения, продовольственный, отдел здравоохранения. Каждый такой отдел состоял, в свою очередь, из нескольких подотделов.

Как жил в те годы Ораниенбаум, что представляла собой его экономика, об этом свидетельствует отчет экономического отдела исполкома: «Подотдел городского хозяйства. В квартирном отделе находится 75 национализированных домов, в общей сложности 750 квартир.

Транспортный отдел — 1 автомобиль и 7 лошадей с повозками.

Отделение топлива — дров нет, есть закупленных 150 кубических саженей на станции Лебяжье, но за отсутствием транспорта вывезти нельзя.

Торгово-промышленный отдел — имеется: советская сапожная мастерская, прачечная, баня. Мастерские изготавливают в месяц до 70 пар обуви. Работают в них восемь человек... Бани открыты один раз в неделю с 9 до 22 часов. Преимущественно в субботу».

Выписка эта говорит о том, насколько запущенным было городское хозяйство. Более солидным предприятием по тому времени был Ольгинский лесообрабатывающий завод. Но на нем работало всего около 145 человек, рабочих рук не хватало. Из отчета видно, что за июнь 1919 года завод выпустил шесть тысяч патронных и полторы тысячи снарядных ящиков, тысячу ящиков для галош, 200 парниковых рам и пять тысяч ульев по заказу Губсовнархоза.

С 15 июля 1919 года возобновил работу кирпичный завод. Ораниенбаумская лесопилка стояла из-за отсутствия сырья. Открылась столярная фабрика, выполнявшая заказы на детскую мебель и оконные рамы. Действовала в Ораниенбауме небольшая слесарно-механическая мастерская. Так выглядела летом 1919 года промышленность нашего города.

В отчете секции гражданских сооружений говорилось: «Идет постройка водопровода, который сначала будет проведен гражданским учреждениям — школам и так далее. На ремонте национализированных домов занято 66 рабочих. Идет постройка образцовой фермы. В постройке порта ведутся изыскательские работы». Далее в отчете сообщается, что в Ораниенбауме идет постройка гидроэлектростанции на речке Каросте.

«Первая турбина будет поставлена у водопада Красного пруда, вторая - у Нижнего пруда и третья — у пруда напротив церкви. В течение этого 1919 года надлежит поставить одну турбину. Турбина уже есть».

В ведении отдела народного образования находилось тогда шесть школ общим количеством учащихся 617 человек. Действовала детская площадка на 200 мест. Работал Дом ребенка и два детских дома.

В отчете отдела здравоохранения говорилось, что за первую половину 1919 года в больнице насчитывалось 50 коек, побывало 149 тифозных больных, 17 — больных оспой. Городскую советскую больницу по Екатерининской улице обслуживают: 3 доктора, 1 смотритель, 3 фельдшера 2 фельдшерицы, 1 дезинфектор, 3 сестры милосердия, 9 сиделок, 1 санитар 1 кухарка, 1 прачка, 1 дворник.

Как в больнице, так и в родильном доме лечение и услуги были уже тогда бесплатными, медикаменты — тоже.

Отчет исполкома — документальное свидетельство того, какую забот о трудящихся проявляли руководимые коммунистами Советы с первых же месяцев своей деятельности. О сохранении культурных ценностей, о воспитании и образовании граждан молодой страны Советов тоже говорят эти документы.

Вот какой штат работников занимался охраной и обслуживанием дворцов и парка Ораниенбаума. «Служащих: заведующий, сотрудник-хранителя музея, секретарь, техник и помощник техника, машинистка, два вахтера 11 наружных сторожей, два сторожа парка, один садовод, один конно-рабочий, три рабочих. При оранжерее — 2 электромонтера».

В Большом дворце помещалось тогда сельскохозяйственное училище. Все предметы, представляющие художественную ценность, были оттуда изъята и сложены в две бронированные кладовые.

В Китайском дворце уже тогда был устроен музей. Имущество всех остальных дворцов бралось на учет и сохранялось.

Исполком отчитывался также за работу почтово-телеграфной конторы, отдела управления и других отделов и подотделов. и каждый из них стремился делать все, чтобы в тех нелегких условиях обеспечить нормальную жизнедеятельность города.

Новости
Image Description

Библиотека

Интересные мероприятия и встречи в ноябре
Image Description

Malina-project

18 ноября мастер-класс на Дворцовом
Image Description

Дартс

11 ноября на стадионе «Спартак»
Пожалуйста, помогите проекту развиваться
Погода в Ломоносове
Яндекс.Погода